Страннолюбие

Был некто из старцев, живя в пустынном месте. Был же и другой вдали от него Манихей; и сей был пресвитер из числа глаголемых у них пресвитеров. Когда Манихей пошел посетить некоего единоверца своего, то застал его вечер в том месте, где жил старец. И он колебался, желая постучать в дверь, чтобы взойти ночевать у него; ибо известно ему было, что старец знал его, как Манихея, и думал он, что старец не захочет принять его. Но вынужденный необходимостью постучался. Старец, отворивши дверь и узнавши его, посадил с радостью, и побудил его помолиться, и успокоивши, сам почил. Манихей же, пришед в себя во время ночи, удивлялся, говоря: как же он не возымел на меня никакого подозрения? – по истине этот человек – Божий. И пришедши, пал к ногам его, говоря: с сего дня я – православный; и таким образом остался с ним.