Взыде Бог в воскликновении, Господь во гласе трубне

Величай, душе моя, вознесшагося от земли на небо Христа Жизнодавца

Взыде Бог в воскликновении, Господь во гласе трубне

Взыде Бог в воскликновении, Господь во гласе трубне

Вознесися на небеса, Боже, и по всей земли слава Твоя

Вознеслся еси во славе, Христе Боже наш!

Вознеслся еси во славе, Христе Боже наш !

Чтим святого Василия

16 ноября отмечался день священномученика Василия (Архангельского). В Люблино, на месте служения святого, прошла небольшая служба. Протоиерей Алексей (Карабанов) и иерей Артема (Карабанов) совершили молебен почтив память святого.

В школе села Полуряденки

18 ноября в школе села Полуряденки о. Алексей (Карабанов) принял участие в уроке и расказал учащимся о христианской вере, истории возникновения и развитии православия на Русской земле. Отвечая на вопросы, о.Алексей расказал о городе Иерусалиме и святой горе Афон.

Тихвинский образ Пречистой.

 

В конце сентября, в наш храм была привезена икона Тихвинской Богородицы. Этот образ был привезён из одноименного монастыря и является списком с чудотворного образа Пречистой Богородицы. Историю чудесного обретения этой иконы можно прочесть на нашем сайте. Торжественный молебен Тихвинскому образу был отслужен в субботу 24 сентября. Молебен совершил настоятель храма о.Алексей (Карабанов). Икона будет находится в храме Вознесения постоянно.

Тихвинский образ

Тихвинская икона Божией Матери – один из символов России

Судьба Тихвинской иконы Богоматери, ее почитание тесно переплетается с историей не только Северо-Запада России, но и всей нашей страны. Можно выделить два переплетающихся сюжета – внимание со стороны правящих династий и значение иконы как защитницы, «крепкой помощницы» в ратных делах. Недаром же ее часто называют «палладиумом России». Со времен посещения берегов Тихвины Василия III Тихвин называли «царским богомольем». Высочайшие особы посещали Тихвин вплоть до начала ХХ века. «Воинская слава» Тихвинской иконы началась в XVII веке. Многие поколения русских солдат отправлялись на защиту Родины с ее образами.

Первая летописная дата, связанная с Тихвином – 1383 год – относится к явлению иконы Богоматери и возникновению Пречистенского погоста. В новгородской третьей летописи записано: «В лето 6891. Во области Великаго Новаграда, нарицаемой Тихфине, явилася икона пречистыя Богородицы и Приснодевы Марии, с Превечным Младенцем на руку своею».

Первая церковь была устроена по повелению великого князя: «Некие благоговейные мужи по повелению христолюбивых людей совершили путешествие в Великий Новгород и возвестили о явлении чудной иконы Богоматери и чудесах преосвященному архиепископу и начальникам города Архиепископ, услышав это, духовной радостью наполнился, удивляясь Божиему человеколюбию, милости Пресвятой Богородицы и преславным чудесам от иконы. Воздав великое благодарение, архиепископ своим посланием в царствующий город Москву известил обо всем самодержца, от которого получил письменное повеление о церковном устроении Дома Богоматери и собрании церковного причта. И по повелению великого князя архиепископ совершил поставление и благословил священников и диаконов церкви, и отпустил их вместе с пришедшими мужами».

В конце XV – первой половине XVI в. почитание богородичных икон понималось в Европе как начало, объединяющее христианский мир. В это время обратил свое внимание на Тихвин Василий III. Извод Тихвинской Богоматери был известен в Москве и ранее. Например, среди икон-пядниц в иконостасе Благовещенского собора Московского Кремля находилась дошедшая до нашего времени икона Тихвинской Богоматери московского письма I половины XV в. Но широкое почитание Тихвинской иконы в Московском княжестве начинается именно с Василия III.

Развернувшаяся пропаганда иконы Тихвинской Богоматери, полностью находилась в русле общей тенденции – объединения, сплочения страны с помощью создания общерусских святынь. Так чудеса Тихвинской иконы, имевшие сугубо местный характер, получили известность в средне-русских княжествах. «Закономерное продолжение и развитие эта деятельность нашла в усилиях великокняжеской власти и митрополии по выявлению и систематизации периферийных святынь, а также распространению их почитания, в том числе путем создания списков с прославленных икон».

Процесс становления общероссийского почитания иконы Тихвинской Богоматери шел несколькими путями: 1) появление многочисленных списков, в том числе уменьшенных, с чудотворной иконы, находящейся на Тихвине. 2) написание богородичных икон, «Тихвинских» по названию, но по облику отличающихся от прототипа. Например, икона из Тихвинской церкви г. Дмитрова - создана во втором десятилетии XVI в.; несмотря на надпись «Тихвинская», относится к другому варианту Одигитрии (этот путь будет недолгим – скоро иконография Тихвинской святыни будет известна любому иконописцу); 3) называние «Тихвинскими» икон, похожих по облику. Так в г. Мологе, в Афанасьевском женском монастыре была знаменитая икона Тихвинской Божией Матери, известная нам по летописям с 1370 года, то есть за 13 лет до того, как будущая Тихвинская покинула Византию.

Приезд Василия на Тихвину был связан с обстоятельствами его частной жизни. В 1525 г. произошел его развод с Соломонией Сабуровой и ее пострижение. В январе 1526 года Василий Иванович женится на Елене Глинской. Новые надежды на рождение наследника, связанные с новой супругой, усердно подкреплялись паломничеством к знаменитым святыням, вкладами в монастыри и соборы, молениями о чадородии.

«В лето 7035 (1526) года, месяца декабря, в 25 день приходит к чудотворной иконе на Тихвину Самодержец и Великий Князь Василий Иванович и на моление колени свои преклоняет и, с умилением молитвы и моления и обеты свои воздав Богородице, и, икону любезно поцеловав, опять возвратился на свой державный царский престол». Пробыл Василий III на Тихвине «3 дня и три ночи». Молился Василий уже в новом каменном храме, построенном по его велению и освященном 12 августа 1515 года в честь Успения Богородицы.

Василия III сопровождал Макарий, только что поставленный на новгородскую кафедру архиепископом, до него новгородская архиепископия некоторое время «вдовствовала».

Макарий же сопровождал во время поездки в Тихвин и сына Василия III, родившегося спустя два года после моления Василия о чадородии перед тихвинской иконой, – Ивана IV.

Иван Грозный поднимает почитание иконе Тихвинской Богоматери на новую ступень. Он в течение всей жизни с особым благоговением относится к этой иконе, считая ее своей покровительницей. Например, в 1552 г. в походе на Казань во время ночлега русского войска на реке Пьяне. Царю во сне явилась икона Тихвинской Богоматери и укрепила его «на враги одоление». Позже Иван Васильевич основал на этом месте монастырь и подарил ему созданный в Тихвине список с чудотворной.

Он приезжает на поклонение Тихвинской иконе за 15 дней до венчания на царство (и перед венчанием с Анастасией) – получить благословение на титул «царя» («цезаря») от святыни, почитаемой за римскую и константинопольскую. В полном соответствии с теорией «Москва – третий Рим».

«Сей Царь и Великий Князь Иоанн Васильевич также великую веру стяжал к Богородице, как и боголюбивый отец его Великий Князь Василий. Более того, и обоюдную любовь он имел к чудотворной иконе Пресвятой Богородицы, что на Тихвине, всегда в Ней и на всяком месте и Помощницу себе, и Заступницу, и Воеводу непобедимую, и стену необоримую находя, помощью Ее врагов своих побеждая, заступлением же Ее спасаясь, иногда даже и самовидцем иконы бывая.

Хотя и далече расстоянием от царствующего града Москвы до Тихвина, но от веры великой местонахождение близким ему показалось.

Многим желанием и теплою верою влекомый лета 7055 (1547)-го года месяца января, в 1 день, приходит Царь к чудотворной иконе Пречистой Богородицы и на колено преклоняется, с умилением молитвы и обеты свои Богородице воздав, икону любезно целует. И увидел Царь такое Божественное дарование - икону Пречистой Богородицы, Божией благодатью неизреченные многие чудеса творящую, исцеления подающую, и премного благодарив, опять в царствующий славный град Москву возвратился».

В Тихвине Иван Васильевич мог получить благословение не только от Богоматери, но и от святителя Николая, посетив место явления Богородицы и св. Николая Юрышу. На великое княжение Иван Васильевич был «поставлен» 6 декабря 1533 г., на Николу Зимнего и мог считать, что Николай Мирликийкий благословил его на княжение.

Иван Васильевич молился перед чудотворной иконой 1 января, в день святого Василия. Это стало одним из иконных сюжетов – «Моление об отце».

С венчанием Ивана IV на царство связана сохранившаяся в Благовещенском соборе Московского Кремля рама с изображением истории Тихвинской иконы Богоматери. «Главным смысловым и композиционным узлом произведения являлся (не сохранившийся) средник и расположенная на раме под ним сцена. Василий III и Иван IV с митрополитом Макарием и «народом» предстают молении к иконе Богоматери Тихвинской. Темой поклонения святыне и ее покровительство московским государям и всему Русскому государству был продиктован выбор уникальной схемы расположения клейм.

История иконы начинается в нижней части иконы, слева от изображения молящихся, составляет обрамление основы композиции по сторонам и вверху и заканчивается внизу, справа от молящихся. Историю иконы можно рассматривать как предуготовление к покровительству Московского царства, а в сцене моления всего народа Тихвинской Богородице запечатлена твердая вера в ее неизменное заступничество. Стиль иконы наравне с содержанием позволяет датировать данную раму 1547 г.»

Ко времени поездки в Тихвин Макарий уже 5 лет был московским митрополитом и имел значительное влияние на Ивана IV. По-видимому особое отношение Ивана IV к Тихвинской иконе складывалось не без его участия. С.Ф.Платонов пишет о тех годах: «в конце 1546 и начале 1547 г. этот юноша выступает перед нами с чертами некоторой начитанности и политической сознательности. В литературно отделанных речах, обращенных к митрополиту и боярам, он заявляет о желании жениться и принять царский венец: «Хочу аз поискати прежних свих прародителей чинов – и на царство на великое княжение хочу сести». Грозный принимая венец (1547), является носителем того идеала, которым, как мы видели, определяла свою миссию его народность; он ищет царства, а не только великого княжения, и официально достигает его в утвердительной грамоте цареградского патриарха (1561)».

Перед этим событием Грозный опять обращается к Тихвину.

«Изволением Всемогущего Всесильного и Преблагого Бога и милостью Преславной и Преблагословепной Пречистой Царицы и Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, и молитвами всех святых их угодников самодержцу Русской земли, славянских стран и всей северной страны обладателю, державшему тогда скипетр, благоверному благочестивому и христолюбивому царю и государю, предивному и достохвальному в победах, великому князю Ивану Васильевичу всея Руси вложил Господь Бог благую мысль, и осветил благой свет разума его сердце — помыслил он создать обитель Пречистой Богородицы на Тихвине, куда многочудесная икона Ее, именуемая Одигитрия, Божиими неизреченными судьбами и Того всесильным промыслом непостижимо по воздуху пришла и светозарно от вышних премирно воссияла, явившись на месте том в 1383-м году. От явления же иконы Пресвятой Богородицы до времени, о котором идет речь, прошло 177 лет.

Благочестивый царь посовещался о своем благом решении с Макарием, митрополитом Московским и всея Руси, и с архиепископом Великого Новгорода и Пскова Пименом, и с другими архиепископами и епископами, со всем собором священников, и со своими братьями, и с боярами. И дал царь повеление и прошение преосвященному митрополиту Макарию, чтобы он с собором иерархов молил Господа Бога и Пречистую Богородицу, великих чудотворцев и всех святых, и освятил воду, и благословил основание обители.

Сам же царь и великий князь с епископом Сарским и Полонским, с архимандритами и игуменами к тому соборному молебну принесли в большую соборную церковь с почестями и великим благоговением образ Пречистой Богородицы Одигитрии, который был написан с чудотворного образа тихвинского, и образ Николая Чудотворца, написанный t древнего тихвинского же образа Николая. Преосвященный митрополит

Макарий с архиепископами и епископами, со всем собором священников в царствующем славном городе Москве, в святой великой церкви Пречистой Богородицы, честного Ее Успения, совершил соборный молебен с колокольным звоном и освятил благоговейно воду, также соборно отслужил божественную литургию. Так святитель царское повеление с великим усердием исполнил.

Царь же и великий князь Иоанн Васильевич с царицей и великой княгиней Анастасией и с обоими сыновьями, с царевичами Иоанном и Феодором, и вес высшие сановники, также и множество народа на том священном соборном молебне все вместе с великой верой и радостью воздали Господу Богу и Его Матери, и великим чудотворцам молитву о том, чтобы преблагой Бог этот благой помысел претворил в дело».

В 1560-м году за один строительный сезон Федор Дмитриевич Сырков, сын строителя собора, возводит три деревянных монастыря: Большой Богородицкий мужской монастырь вокруг Успенского собора, «дома Богоматери», на другом берегу реки, ниже по течению, Введенский девичий и в трех верстах Николо-Беседный.

«Благочестивый же царь, получив желаемое, возблагодарил Господа Бога и Пречистую Богородицу, и с великой любовью множеством нужного имущества обитель одарил, и до самой блаженной кончины жизни своей все благое обители устраивал и необходимое подавал, тех же, кто хотя бы малым чем обидел обитель, далеко от монастыря страхом своим царским отгонял, и теплой любовью к чудотворному образу от всего обитель оберегал, и людей, пришедших в обитель от великих бед и напастей, отнюдь не трогал, по всех их, под кров Богоматери и в окрестности монастыря прибегавших, избавлял от беды».

Еще одним весьма своеобразным «знаком внимания» Ивана Грозного к Тихвинскому посаду была ссылка сюда его четвертой супруги (последней венчанной) Анны Алексеевны, в монашестве Дарьи, которая происходила из рода новгородских бояр Колтовских. Она была ктиторшей Введенского монастыря, в нем и похоронена. Благодаря ей Введенский монастырь оставался до начала ХХ века одним из самых богатых женских обителей. Возможно, именно благодаря ей Тихвинская икона оказалась связанной и с началом царствования новой династии. Во всяком случае, Михаил Федорович продолжал традицию почитания бывшей царицы, например, по поводу обеих своих свадеб присылал в Тихвин дары для инокини Дарьи.

Тихвин сыграл очень заметную роль в событиях Смутного времени. Он находился вблизи русско-шведской границы и часто находился под угрозой нападения и разорения. Из-за «порубежного» положения с момента основания монастырей на Тихвине они были хорошо укреплены – бревенчатый частокол, башни, ров…

В феврале 1609 г. в Выборге был заключен договор о найме русским правительством шведских войск. «Немецких ратных людей кованая рать» состояла из западно-европейских наемников – французов, англичан, шотландцев и др. Было одержано несколько общих побед над поляками, но тут правительство Василия Шуйского свергли, наемникам не заплатили и шведский воевода Яков Понтус Делагарди начинает оккупацию Новгородчины. Уже в 1612 годы в Тихвине и других посадах старосты и посадские люди «крест свейскому королю целовали».

Но когда тихвинцы узнали о законном государе Михаиле Федоровиче Романове, они решили восстать и «отойти под руку Москвы». Игумен Большого монастыря послал гонцов к московским воеводам Семену Васильевичу Прозоровскому и Леонтию Андреевичу Воронцову-Вельяминову, посланным на освобождение Новгорода. Прозоровский обещал помощь. Был назначен день восстания – 25 мая. В назначенный день, не дожидаясь помощи, тихвинцы нападают на небольшой отряд иноземцев. Тут подошел и отряд, посланный московскими воеводами. Отрядом командовал Дмитрий Воейков. Смелость заговорщиков заключалась в том, что они восставали, находясь посреди занятой противником территории.

О событиях на Тихвине, происходивших во второе десятилетие 17 века рассказывают два сказания: «Сказание о осаде и о сидении в пречестней обители честнаго и славнаго Одигитрие, от нашествия зловерных и поганых варяг, иже свияне наричаются» и «Сказание о милости пресвятые Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии, како преславно избави обитель свою, иже на Тихфине, идеже святый ея чюдотворный образ Одигитрие. От нашествия зловерных и поганых варяг, иже славяне наричаются»

Освобождение Тихвина стало первой победой нового царствования. «По обычаям того времени, воеводы отправили к Государю гонцов с «сеунчем» — радостной вестью о победе. Такие гонцы-«сеунщики» — выбирались из отличившихся в битве знатных воинов, и государево пожалование «за сеунч» было в то же время чествованием этих героев. Известие о взятии Тихвина привезли Михаилу Федоровичу дети боярские, белянин Елнзарий Васильевич Голохвастов (от Прозоровского) и новгородец Обонежской пятины Иван Парфеньевич Унковский (от Вельяминова).

Хотя Прозоровский успел предупредить Государя о возможности своего похода к Тихвину, столь быстрый успех явился в Москве полной неожиданностью. …Несомненно, благочестивый и набожный Михаил Федорович отнесся к этому событию как к знаку Божией милости для своего царства и покровительства Пресвятой Богородицы».

Тем более, что Тихвинская икона Божией Матери уже была тесно связана с родом новых русских царей. В Костромском Ипатьевском монастыре, мать боярина Михаила Федоровича Романова, старица Марфа, благословила его на царство списком с Тихвинской иконы.

За «радостной вестью» из Тихвина последовали новые – о победах царского войска в других концах страны: на литовском рубеже, под Псковом, на границах Дикого поля.

Вдохновителю восстания — Андрею Трусову — Михаил Федорович поспешил послать грамоту с «государевым жаловальным милостивым словом» за службу; он пожаловал и самого воеводу, и остальных бывших с ним дворян, велел им «быти к себе к Москве, видеть государевы очи» (т. е., удостоил личного приема). Похоже, такой же чести удостоился и игумен Успенского монастыря Онуфрий, который принял участие в торжествах венчания Михаила Федоровича на царство (11 июля 1613 г.). А 30 июля в Кремле состоялось первое массовое награждение за сеунчи: кроме Голохвастова и Унковского, были пожалованы деньгами сын боярский из Северской земли и шестеро служилых людей, «пригнавших» из-под Воронежа с известием о полном разгроме войск атамана Заруцкого.

…в эпоху крайнего религиозного напряжения, вызванного событиями Смуты начала XVII столетия, обстоятельства первой победы войска Михаила Федоровича явились для русских людей несомненным свидетельством его «Государева» ратного «счастия», а место этого успеха — новым знаком покровительства Московской державе самой Царицы Небесной!».

Сказания передают видения Марии Онежанки, некоей жены Иулиании, Мартиниана Поспел-Горе. Богородица укоряла, вдохновляла, поддерживала.

Шведы предприняли несколько попыток вернуть Тихвин. 24 июня в Тихвин пришло московское войско под командованием Прозоровского и Воронцова-Вельяминова. За ними появилось большое шведское войско. С этого времени начинается знаменитое «Тихвинское осадное сидение», которое закончится 15 сентября победой защитников «Дома Богоматери».

Тихвин становится центром освободительного движения в крае. Военные действия продолжались до конца 1616 г. 27 февраля 1617 года в деревне Столбово близ Тихвина был заключен между Россией и Швецией Столбовский мир. Мир заключался при списке с чудотворного образа Тихвинской Богоматери. После заключения мира, послы вернулись в Тихвин, а оттуда с иконой, которая присутствовала при заключении мира, отправились освобождать Новгород. Позже эта икона была передана в Московский Успенский собор. По условиям договора шведский король признавал династию Романовых. До этого новая династия была признана только Англией, Столбовский договор положил начала международного признания законности династии Романовых.

Тихвинская икона и ее списки были знамениты чудесными спасениями и ратными делами.

Фельдмаршал Б.П.Шереметев был спасен от пули образком Тихвинской иконы во время Полтавского боя. Он основал в своем имении Борисовский Тихвинский женский монастырь, а его потомки поколение за поколением дарили иконе в Тихвине богатые подарки.

В XIX веке список Тихвинской иконы, называемый Ополченная защищал тихвинских ополченцев во время Отечественной войны. «Тихвинская дружина ополчения в 1812 году, сентября в 14 день исходя на брань против Галлов и сообщников их двадесяти язык, вторгшихся в Отечество наше, в самыя недра России, получила от чудотворныя Тихвинския Пресвятыя Богородицы иконы, по отпении Ей молебна, чрез Тихвинскаго Архимандрита Самуила, в благословение сию Богоматери икону, которую воины сии во всех достохвалъных против неприятеля подвигах имея предшественницею удобно врагов поборали и прогоняли, так что ни один из членов дворянства во многократных битвах не пал: ни от ядер и пуль, ни от смертоносных болезней». Правда, справедливости ради, надо заметить, что Ушаков Иван Андреевич, штаб-капитан, III-я бригада, умер от ран в г. Кейдомово.

В знаменитой битве при реке Березине 16 ноября 1812 года, «промыслом Богоматери, мужественным воинам дружины Тихвинской предоставлено было» спасти серебряную ризу, снятую в Москве с образа Тихвинской Богоматери.

После победы образ вернулся в собор и снова его покинул во время войны 1855-56 гг.

«Сии воины, окончив компанию, возвратились с предшественницею своею, иконою Богоматери, со славою в град сей, быв встречены вн града с крестами, духовенством и гражданами, в 1814 году июня в 22 день, и с благодарными чувствами пред чудотворною иконою Богоматери; тому же Архимандриту вручили данную им в благословение икону. А вместе с нею благоговейно посвятили и искупленное кровию их серебро и пожертвовали каждый по своей силе денег, всего 1800 рублей, на украшение иконы сей и на создание приличнаго памятника в память бывшаго ополчения».

Ополченная икона сопровождала Тихвинскую дружину ополчения и в 1855—1856 гг., по окончании похода вновь была возвращена в обитель Царицы Небесной. «Доблестные защитники Отечества, подражая примеру дружины ополчения 1812 года, вместе с иконою Богоматери 27 июня 1856 года, чрез начальника дружины ополчения майора Певцова, принесли в дар монастырю 260 рублей серебром».

В начале XIX столетия фрегат «Тихвинская Богородица» плавал в эскадре контр-адмирала Сарычева между Кронштадтом и Любеком. Иеромонахи Тихвинского Богородицкого монастыря окормляли Российский военный флот. В частности, получил известность подвиг иеромонаха Кирилла, который 28 и 29 июля 1855 года во время бомбардирования неприятельским флотом крепости Свеабы, на корабле «Иезеркиль» служил молебны на палубе корабля даже во время самой сильной перестрелки, воодушевляя своим примером матросов.

По московскому преданию чудотворная икона Тихвинской Божией Матери из церкви Тихвинской иконы Божией Матери в селе Алексеевском храма была на самолете обнесена вокруг Москвы и вслед за этим начался разгром фашистов под Первопрестольной. Вскоре был освобожден и г. Тихвин. Храм стоит около станции метро «ВДНХ». Его называют еще царским храмом. Первый храм на этом месте был освящен в честь Алексия человека Божия и принадлежал Трубецком. Но вскоре после постройки имение и церковь перешли в собственность государя. Храм был построен на дороге в Троице-Сергиеву Лавру, и царь часто останавливался там передохнуть на пути к преподобному Сергию Радонежскому. По воле царя на месте Алексеевского храма в 1682 году был заложен новый - в честь Тихвинской иконы Божией Матери. В память о первой церкви в Тихвинском храме по южной стороне хор спустя почти два столетия в 1890-х годах был устроен придел во имя св. Алексия, Человека Божия. В советское время Тихвинский храм никогда не закрывался. Тихвинская обитель была предметом особого внимания царствующих особ в России. Начиная с Петра I ее посещали и царствующие особы и многие члены императорского Дома, причем ознаменовывали свои посещения ценными вкладами и дарами. 3 февраля 1747 года обитель посетила императрица Елизавета Петровна с наследником Петром Федоровичем и его супругой Екатериной Алексеевной, которая оставила воспоминания об этой поездке. Павел I тоже был в Тихвине с супругой Марией Федоровной, наследником Цесаревичем Александром Павловичем и Великим Князем Александром Павловичем. Монастырю было пожаловано 1 500 рублей на братию и 30 000 на строительство монастырской стены.

Александр I приезжал в Тихвин еще раз, пожаловав на стену еще 7 000 рублей. В 1858 году приезжал к чудотворной император Александр II с наследным принцем Виртенберским. Бывали в Тихвине на богомолье и очень многие члены императорской семьи.

Тихвинская икона Богородицы имеет особое значение в истории нашего Государства и в наши дни. Восстановлена и традиция получения благословения Тихвинской иконой Богоматери первого человека в государстве. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий второй благословил в день инаугурации Владимира Владимировича Путина именно Тихвинским образом Пресвятой Богородицы. 16 июля 2004 г. Владимир Путин посетил Тихвинский Успенский мужской монастырь, куда 9 июля после 60 лет странствий за рубежом вернулась чудотворная Тихвинская икона Богородицы, остающаяся палладиумом Российского государства.

А.А. Титова, ведущий библиограф по краеведению
Тихвинской центральной районной библиотеки им. И.П. Мордвинова

Страницы

Великое освящение храма Вознесения Господня с. Сенницы

Храм Вознесения

31 июля митрополит Ювеналий совершил великое освящение храма Вознесения Господня села Сенницы Озерского района. После многих лет забвения и поругания, храм восстановлен в былом величии. Вознесенский храм стал первым  храмом восстановленым по программе   "Возрождение порушенных святынь Московской епархии". Храм Вознесения

Храм Вознесения Господня в селе Сенницы — один из старейших в Озерском благочинии. В документах село упоминается уже в XV веке. Начало строительства церкви датируется 1701 годом. В 1707 году храм Вознесения был освящен. Церковь представляет собой храм-звонницу, поставленный на высокую подклеть. Храм ВознесенияЧетверик храма увенчан тремя восьмериками, средним из которых является звонница. Подклеть с церковью в честь апостола Матфея служил зимним храмом и родовой усыпальницей князей Гагариных. В 1932 г. церковь была закрыта. Первый этаж использовался как склад и гараж, на втором этаже был клуб. За годы лихолетья церковь пришла в плачевное состояние. В 1991 г. была зарегистрирована община церкви Вознесения Господня. С 1997 г. в храме постоянно совершаются богослужения.

Страницы

Патерик

О рассудительности

Блаженный авва Арсений говорил: монах – пришелец в чужой стране, ни во что не должен вмешиваться, и тогда он будет спокоен.

Страннолюбие

Близ киновии жил отшельник, делающий многие подвиги. Случилось некоторым придти в киновию, и они принудили его есть не в свое время. И после сего братия говорят ему: авва! не скорбишь ли ты теперь? Он сказал им: моя скорбь тогда, когда я исполню собственную волю.

О рассудительности

Некоторые братия пошли к авве Антонию расказать ему о некоторых явлениях, которые они видели, и узнать от него, – истинные ли то были явления, или от демонов. С ними был осел, – он пал на дороге. Как скоро они пришли к старцу, он предварив их, сказал: от чего у вас на дороге пал молодой осел? – Братия спросили его: как ты узнал об этом авва? – Демоны показали мне, отвечал им старец. – Тогда братия говорят ему: мы об этом-то и пришли спросить тебя: мы видим явления, и они часто бывают истинные, -не заблуждаемся ли мы? – Старец из примера осла показал им, что они происходят от демонов.

Страннолюбие

Брат сказал авве Пимену: когда я даю брату моему немного хлеба или иное что, то демоны очерняют это подаяние, как делаемое из человекоугодия. Старец говорит ему: хотя бы это было и из человекоугодия, но мы должны давать брату нужное. И рассказал ему следующую притчу: два земледельца жили в одном городе. Один из них, посеявши, сделал малое и нечистое; другой же, поленившись сеять, не сделал ничего. Когда же случится голод, кто из двух найдет пропитание? Брат сказал в ответ: сделавший малое и нечистое. Старец говорит ему: так и мы будем сеять хотя немногое и нечистое, чтобы нам не умереть с голода.

Страннолюбие

Однажды некоторые оз отцев пришли к авве Иосифу в Панефо спросить у него, как принимать братий, издалека приходящих к ним: должно ли снисходить им и говорить с ними свободно? И прежде нежели они спросили старца, старец сказал ученику своему: смотри, что я хочу сегодня делать, и жди. Старец поставил два стула, – один по левую, а другой по правую сторону себя и сказал: садитесь. И взошедши в келию свою, надел на себя ветхую одежду, и, выйдя из келии, прошел посреди их.

И возвратясь, надел свою одежду, и, опять вышедши, сел в середине их. Отцы же с изумлением смотрели на действия старца. И сказал им старец: видели ли вы, что я сделал? Да, говорят они. Говорит им: переменился ли я от презренного одеяния? Отвечают: нет. Старец еще говорит: не переменился ли я от хорошего одеяния? Отвечают: нет. На это сказал им: и так, если я один и тот же в том и другом одеянии, как первое не изменило меня, так и другое не повредило мне, то и мы таким образом должны поступать в принятии братий, Кесарева Кесареви, и Божия Богови (Матф. 22, 21). Итак, когда приходят братия, будем принимать их с радушием; когда же останемся одни, то имеем нужду в сетовании, чтобы оно пребывало с нами. Они же, услышавши, удивились, что старец сказал им, что у них было на сердце, еще прежде, нежели они спросили его, – и прославили Бога.

Страннолюбие

Некий из старцев говорил: есть некто часто делающий много добра; а лукавый заставляет его тщательно заниматься мелочами, чтобы погубить мзду за все добрые дела, которые он делает. Когда жил я в Оксиринхе, он сказал, к некоему пресвитеру, творящему многие милостыни, пришла вдова, прося у него хлеба. И он говорит ей: пойди, принеси мне меру, и я отмерю тебе. Она принесла. Пресвитер, осязавши рукою меру, сказал: велика она, – и пристыдил вдовицу. Когда вдова ушла, я сказал ему: авва! ты продал хлеб вдовице? Он сказал: нет! но в милостыню дал ей. Я сказал ему: если ты все отдал ей в милостыню, то как же ты обратил внимание на мелочь, и посрамил ее?

О рассудительности

Один старец сказал блаженному Арсению: от чего мы при таком образовани и мудрости, ничего доброго не, имеем; а сии простолюдины – Египтяне стяжали такие добродетели? – Авва Арсений отвечал: мы ничего доброго не имеем от мирского образования; а сии простолюдины – Египтяне стяжали добродетели своими трудами.

О рассудительности

Авву Афанасия спросили: как Сын равен Отцу? – Он отвечал: как во двух глазах – одно зрение.

Страннолюбие

Пришли два брата к некоему старцу. У старца же был обычай не вкушать трапезы каждодневно. Когда увидел он братьев, с радостью принял их и сказал: пост имеет награду. И еще: едящий по любви исполняет две заповеди: потому что он оставляет и собственную волю и исполняет заповедь, успокоив братьев.

Страннолюбие

Авва Кассиан сказал: некогда мы пришли из палестины в Египет к одному из отцев; и когда он принял нас с любовью, мы спросили его: почему во время принятия чужестранных братий не соблюдаете правило поста вашего, как мы приняли в Палестине? И старец в ответ сказал им: пост всегда со мною; а вас я не могу иметь всегда при себе. Пост хотя дело полезное и необходимое, однако же он в нашей воле; а дело любви мы исполняем по необходимости, как требует закон Божий. Итак, принявши одного из вас в виде Христа, как должник, буду служить со всяким усердием. Когда же отпущу вас, могу восстановить правило поста. Ибо не могут сынове брачнии, дондеже жених с ними есть, поститися. Егда же отъимется от них жених, и тогда по власти своей постятся (Марк. 2, 19. 20).

Страннолюбие

Брат пришел к авве Пимену на второй неделе Четыредесятницы, открыл помыслы, и получив утешение, говорит ему: едва было я не оставил намерения быть здесь сегодня. Старец говорит ему: почему же? Брат отвечал ему: я думал, что ради Четыредесятницы ты не отворишь мне дверей. Авва Пимен говорит ему: мы не учились запирать дверь деревянную, но более – язык.

Страннолюбие

Брат пришел к некоему старцу, и, выходя, говорит ему: прости, авва, что я отвлек тебя от правила твоего. Старец сказал ему в ответ: мое правило таково, чтобы успокоить тебя и отпустить с миром.

О рассудительности

Рассказывал авва Лот: был я однажды в келье аввы Агафона; тогда пришел к нему брат и сказал: я хочу жить с братиями, – скажи мне, как жить с ними? Старец отвечал ему: как в первый день, когда придешь к ним, так и во все дни твои, веди себя пред ними как странник, и не будь вольным в обращении. Авва Макарий спросил его: что же бывает от вольного обращения? Старец отвечал ему: вольность подобна сильному жгучему ветру, который если подует, то все бегут от него, он портит и плод на деревах. – Авва Макарий сказал ему: ужели так вредна вольность? – Авва Агафон отвечал: нет другой страсти вреднее вольности, – она мать всем страстям. Потому подвижнику не должно быть вольным, хотя бы он и один был в келье.

О банковских кредитах

Святитель Иоанн Златоуст 

"Ничего, ничего нет постыднее и жестокосерднее, как брать в рост... Ростовщик обогащается за счет чужих бедствий, тягости другого обращает себе в прибыли,.. под видом человеколюбия роет яму глуб­же, помогая теснить нищего; подавая руку, толкает его" /VII:59/.

О рассудительности

Однажды пришли к авве Ахилле три старца, из коих об одном носилась худая молва. Один из старцев сказал ему: авва, сделай мне один невод! – Не сделаю, отвечал он. – Другой сказал: окажи такую милость, чтобы в монастыре нам иметь что нибудь на память о тебе, сделай нам один невод! – Мне не досуг, отвечал он. Наконец сказал ему брат, о котором была худая молва: сделай мне невод, чтобы иметь мне что нибудь от рук твоих авва! – Ахилла тотчас ответил ему: для тебя сделаю. – После сего два старца спросили его на едине: почему, когда мы просили тебя, ты не хотел для нас сделать; а ему сказал – для тебя сделаю? – Вам сказал я: не сделаю, – и вы не оскорбились, потому что сослался я на недосуг; а если ему не сделаю, то он скажет: старец, услышав о грехах моих, не хотел сделать для меня, и таким образом мы тотчас отсекли бы эту нить; но я ободрил его душу, да не како многою скорбию пожерт будет таковый (2Кор. 2:7).

О банковских кредитах

Святитель Иоанн Златоуст

«Заимодавец никогда не наслаждается тем, что имеет, никогда не радуется об этом, да и тогда, как нарастают проценты, не веселится о прибытке, напротив печалится о том, что рост еще не сравнился с капиталом; и прежде нежели этот неправедный рост сравнится совершенно, он старается пустить его в оборот, обращая в капитал и самые проценты, и насильно заставляя производить временные порождения ехидн. Таковы проценты!» /VII:583/.

О банковских кредитах

Светитель Иоанн Златоуст

Милостыня от процентов не угодна Богу:
"Но что еще говорят многие: "я возьму проценты и подам бедным?" Хорошо говоришь ты, друг, - только Богу не угодны такие приношения. Не хитри с законом. Лучше совсем не подавать нищему, чем подавать приобретенное такими средствами" /VII:582/.

Страннолюбие

Некогда в Скиту дано было повеление: поститесь эту неделю, и сделайте пасху. Случилось же братиям из Египта придти к авве Моисею. Старец приготовил им немного вареного. Соседи его, увидев дым, сказали клирикам: вот Моисей преступил заповедь отцев, и приготовил вареное. Они сказали: когда он придет, мы скажем ему. По наступлении субботы клирики, зная великую жизнь аввы Моисея, говорят ему пред народом: авва Моисей! ты преступил заповедь человеческую и исполнил заповедь Божию.

О рассудительности

 Спросили авву агафона: что важнее – телесный труд, или хранение сердца? – Старец отвечал: человек подобен дереву, – труд телесный – листья, а хранение сердца – плод. Поелику же, по Писанию: всяко древо, еже не творитъ плода добра, посекаемо бывает, и во огонь вметаемо (Матф. 3:10); то очевидно, что все попечение мы должны иметь о плоде, то есть должны иметь хранение ума. Впрочем для нас нужно и лиственное прикровение и украшение, то есть – труд телесный. – Авва Агафон был мудр в рассуждении, не ленностен в телесных упражнениях, и во всем знал меру, – в рукоделии, в пище и одежде.

О рассудительности

Говорили об авве Данииле в Скиту: когда пришли варвары, и братия убежали, старец сказал: если Бог не печется о мне, для чего мне и жить? – И он прошел среди варваров, а они не видали его. – Тогда сказал он: вот Бог хранил меня, – и я не погиб! Теперь и я должен сделать по-человечески, и бежать как и отцы.

Страннолюбие

Некий монах Фивейский имел дар служения Бога, чтобы каждому из приходящих служить на пользу. Случилось же ему некогда в некотором селении раздавать христианскую милостыню. И вот пришла к нему принять милостыню некая жена, одетая в рубище. Увидевши ее, что она одета в рубище, монах опустил руку, чтобы подать ей много; но сжалась рука его, и взяла немного. Вот пришла и другая, хорошо одетая; и видя одежды ее, монах опустил руку подать немного; но простерлась рука его, и взяла много. И спросил он о той и другой женщине, и узнал: что носящая хорошие одежды, происходя от знатного рода, обнищала, и только для виду имела такие одежды; а другая вдова, имея достаточное состояние, нарочито облеклась в рубище.

О рассудительности

Говорили об авве Агафоне: пришли к нему некоторые, услышав, что он имеет великую рассудительность. Желая испытать его, не рассердится ли он, спрашивают его: ты Агафон? – мы слышали о тебе, что ты блудник и гордец. – Да, это правда, отвечал он. – Они опять спрашивают его: ты Агафон – клеветник и пустослов? Я, отвечал он. И еще говорят ему: ты Агафон – еретик? Нет, я не еретик, отвечал он. – Затем спросили его: скажи нам, почему ты на все, что ни говорили тебе, соглашался, – а последнего слова не перенес? – Он отвечал им: первые пороки я признаю за собою; ибо это признание полезно душе моей; а признание себя еретиком – значит отлучение от Бога, а я не хочу быть отлученным от Бога моего. – Выслушав это, они подивились рассудительности его, и отошли, получив назидание.

О рассудительности

 Брат сказал авве Антонию: помолись обо мне. Но старец сказал ему: ни я, ни Бог не помилует тебя, если сам себя не помилуешь, и не благоугодишь Ему.

Страннолюбие

 Говорили о некоем старце в Сирии, что он жил при пути пустыне, и делание его было такое: в какой час приходил монах из пустыни, с благою предупредительностию делал ему успокоение. Некогда пришел один отшельник, и старец сделал ему успокоение. Он же не хотел вкусить пищи, говоря: я пощусь. И старец, опечалившись, сказал ему: не мини раба твоего (Быт. 18:3). Прошу тебя, не презри меня; пойдем помолимся. Вот и дерево здесь; кому преклоншему колена и молящемуся поклонится оно, тому и последуем. Отшельник преклонил колена на молитву, – и ничего не было. Преклонил колена и странноприимец, – и тотчас дерево преклонилось ему; и получивши такое извещение, они возблагодарили Бога, творящего чудесное.

О рассудительности

Сей же авва Агафон, когда было собрание в Скиту по какому-то делу, и уже сделано было определение, пришедши после всех, сказал собравшимся: неправо решили дело! – Они сказали ему: кто ты такой, что так говоришь нам? Я – сын человеческий, отвечал он, ибо в Писании сказано: аще воистинну убо правду глаголете, правая судите сынове человечестии (Пс. 57, 2).

О рассудительности

Авва Макарий спросил авву Арсения: хорошо ли не иметь в своей келье никакого утешения? ибо я видел одного брата, который имел у себя несколько овощей, и вырвал их. Хорошо, отвечал авва Арсений, но смотря по навыку человека; ибо если он не имеет силы для такого образа жизни, то опять насадит других овощей.

О рассудительности

Авва Агафон сказал: гневливый человек, хотя бы мертвого воскресил, не будет угоден Богу.

О рассудительности

Авва Даниил сказывал: авва Арсений, приближаясь к смерти, завещал нам: не заботьтесь делать по мне вечери любви; ибо если я в сей жизни приготовил себе вечерю, то найду ее там.

Страннолюбие

Был некто из старцев, живя в пустынном месте. Был же и другой вдали от него Манихей; и сей был пресвитер из числа глаголемых у них пресвитеров. Когда Манихей пошел посетить некоего единоверца своего, то застал его вечер в том месте, где жил старец. И он колебался, желая постучать в дверь, чтобы взойти ночевать у него; ибо известно ему было, что старец знал его, как Манихея, и думал он, что старец не захочет принять его. Но вынужденный необходимостью постучался. Старец, отворивши дверь и узнавши его, посадил с радостью, и побудил его помолиться, и успокоивши, сам почил. Манихей же, пришед в себя во время ночи, удивлялся, говоря: как же он не возымел на меня никакого подозрения? – по истине этот человек – Божий. И пришедши, пал к ногам его, говоря: с сего дня я – православный; и таким образом остался с ним.

О рассудительности

Брат спросил авву Арсения: есть некоторые добрые люди, – почему они во время смерти подвергаются великой скорби, будучи поражены белезнею телесною? – Потому, отвечал старец, чтобы мы, как бы солью осолившись здесь, отошли туда чистыми.

Страннолюбие

Брат спросил его, говоря: скажи мне слово. Старец отвечает ему: сколько можешь, занимайся рукоделием, чтобы от своего рукоделия подавать имеющему нужду; ибо написано: милостыня и вера очищают грехи (притч. 15, 27). Брат говорит ему: что есть вера? Старец сказал в ответ: вера здесь значит – жить смиренномудренно и подавать милостыню.

О рассудительности

Некто, ловя в пустыне диких зверей, увидел, что авва Антоний шутливо обращается с братиями, и соблазнился. – Старец, желая уверить его, что иногда бывает нужно давать послабление братиям, говорит ему: положи стрелу на лук свой, и натяни его. – Он сделал так. – Старец опять говорит ему: еще натяни. – Тот еще натянул. – Старец опять говорит: еще тяни. – Ловец отвечает ему: если я сверх меры буду натягивать, то переломится лук. – Тогда авва Антоний говорит ему: так и в деле Божием, – если мы сверх меры будем налегать на братий, то от приражения они скоро сокрушаются. Посему необходимо иногда давать хотя некоторое послабление братии. – Выслушав это, ловец был сильно тронут, и получив великую пользу, ушел от старца. – И братия утвердившись, возвратились в свое место.

О рассудительности

Рассказывали об одном старце, что он прожил пятьдесят лет, не евши хлеба, и не пивши вина, и говорил: я умертвил в себе блуд, сребролюбие и тщеславие. – Авва Авраам, услышав, что он говорит, пришел к нему и спросил: ты говорил такое слово? – Да, отвечал старец. – Авва Авраам сказал ему: вот ты входишь в келию свою, и находишь на рогоже женщину: можешь ли не думать, что это женщина? – Нет, отвечал старец, – но я борюсь с помыслом, чтобы не прикоснуться к ней. – Авва Авраам говорит ему: и такты не умертвил страсть, но она живет в тебе, и только обуздана! Далее, идешь ты по дороге и видишь камни и черепки, а среди их золото: можешь ли ты в уме твоем то и другое представлять одинаково? – Нет, отвечал старец, – но я борюсь с помыслом, чтобы не брать золота. – Старец говорит: и так страсть живет, но только обуздана! Наконец сказал авва Авраам: вот ты слышишь о двух братиях, что один любит тебя, а другой ненавидит и злословит: если они придут к тебе, равно ли ты примешь их обоих? Нет, отвечал он; – но я борюсь с помыслом, чтобы ненавидящему меня оказывать такую же благость, как и любящему. – Авва Авраам говорит ему: и так страсти живут в тебе, – только они обузданы.

Страннолюбие

Авва Кассиан сказал: мы пришли к некоему старцу, и он предложил нам трапезу. Когда мы насытились, он упрашивал нас еще принять пищи. Когда же я сказал: не могу, – старец отвечал: шесть раз я предлагал трапезу различным братиям, и, угощая каждого, ел с ними, но и теперь еще голоден. А ты, поевши однажды, ужели насытился так, что не можешь есть более?

О рассудительности

Авва Антоний сказал: есть люди, которые изнурили тело свое подвижничеством, – и однако же удалились от Бога; потому что не имели рассудительности.

О рассудительности

Один из отцев рассказывал: в Келиях был трудолюбивый старец, одевавшийся только в рогожу. Пришел он однажды к авве Амону, – и сей увидев его одетым в рогожу, сказал ему: не принесет она тебе никакой пользы. Старец спрашивал его, говоря: три помысла возмущают меня, чтобы я – или блуждал по пустыням, – или ушел бы в чужую страну, где никто меня не знает, – или заключился в келью, ни с кем не видался, и ел через два дня. – Авва Амон отвечал ему: ни в одном из сих помыслов нет пользы, чтобы исполнять его. А лучше сиди ты в келье своей, ешь по немногу каждый день, и имей всегда в сердце своем слово мытаря, – и можешь спастись.

О рассудительности

Еще сказал авва Антоний: Бог в нынешние времена не допускает такие искушения врага, какие были прежде; ибо знает, что ныне люди слабы и не перенесут их.

Карта

Подписка на Храм Вознесения в Сенницах RSS